Расширение БРИКС потребует от России проявления дипломатического искусства



Расширение БРИКС потребует от России проявления дипломатического искусства

Пакистан намерен в ближайшее время вступить в БРИКС. Эта организация становится все более популярной среди самых разных стран мира, однако вступление в нее крупной исламской и ядерной державы могут не поддержать другие участники объединения. В частности – Индия. Удастся ли России устранить противоречия между Исламабадом и Нью-Дели и какие практические выгоды может принести Москве вступление Пакистана в БРИКС?

 

Пакистан подал заявку на вступление в БРИКС в 2024 году. Об этом ТАСС сообщил новый посол страны в России Мухаммад Халид Джамали. Он подчеркнул, что Исламабад уже контактирует со всеми государствами – членами объединения по вопросам поддержки присоединения. Дипломат также отметил, что в Исламабаде надеются на содействие Москвы по данному вопросу.

 



Халид Джамали также уточнил, что рассчитывает на вхождение Пакистана в состав сообщества уже в следующем году. Исламабад – не единственный международный актор, выразивший желание присоединиться к БРИКС в этом году.

 

Так, в рамках 15-го саммита организации президент ЮАР Сирил Рамафоса сообщил, что уже в 2024 году пятерку государств-членов дополнят шесть новичков: Аргентина, Египет, Иран, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия и Эфиопия. После столь мощного расширения БРИКС более чем вдвое превзойдет G7 по площади и более чем вчетверо по численности населения.

 

Столь значимое увеличение произойдет в год, когда именно Россия будет председательствовать в БРИКС. Причем страны объединения полностью поддержали подобную роль РФ в 2024 году. Газета ВЗГЛЯД подробно писала о том, чего Москве стоит ожидать от прихода новых государств-членов.

 

Между тем к организации планирует присоединиться и Венесуэла. Об этом сообщил замглавы МИД республики по делам Северной Америки Карлос Рон на полях XX ежегодного заседания международного дискуссионного клуба «Валдай». По его словам, Каракас надеется вступить в БРИКС во время второй волны расширения. Он также выразил надежду, что это внесет хороший вклад в развитие всего сообщества.

 

О потенциальном росте числа участников БРИКС говорят многие лидеры. Как отметил Владимир Путин в интервью Медиакорпорации Китая, в основе процесса увеличения организации «лежит объективная реальность». Все государства – члены объединения «поддерживают идею и концепцию формирования многополярного мира», цитирует президента официальный сайт Кремля. «Никто не хочет быть на вторых ролях у какого-то суверена, все хотят равных отношений», – замечал тогда Путин.

 

В экспертном сообществе отмечают, что присоединение Пакистана к БРИКС позволит Москве существенно развить экономические связи с Исламабадом. Однако данное расширение способно создать и напряженность внутри объединения, поскольку Индия наверняка негативно воспримет вхождение в состав БРИКС своего главного соперника в регионе. И в таком случае России придется стать искусным дипломатическим посредником между Исламабадом и Нью-Дели.

 

«Исламабад хочет играть куда большую роль среди стран Глобального Юга. Однако я не думаю, что Пакистану удастся быстро войти в состав БРИКС. Организация пока не готова принимать новых членов, поскольку ей еще только предстоит полностью осознать и практически осуществить прошлое расширение», – сказал Глеб Макаревич, младший научный сотрудник Центра Индоокеанского региона ИМЭМО РАН.

 

«С одной стороны, принятие Пакистана в БРИКС повысит представительность объединения, так как это крупная мусульманская страна, обладающая большим авторитетом в исламском мире и, что немаловажно, владеющая собственным ядерным арсеналом. С другой стороны, вступление Исламабада может встретить сопротивление со стороны Индии. Однако эти государства уже работают в рамках ШОС, поэтому опыт совместной деятельности у них имеется», – отмечает собеседник.

 

«Для России присутствие Пакистана в составе БРИКС даст достаточно обширные экономические возможности. С 2014 года взаимодействие между нашими странами неуклонно растет. Исламабад, например, поставляет нам текстильную продукцию. Кроме того, активно развивается торговое сотрудничество в области фармацевтики», – подчеркивает он.

 

«В теории Пакистан может быть крупным рынком для российской нефти. Страна очень нуждается в энергоресурсах, поэтому расширение сотрудничества в этой сфере вполне возможно. Однако для реализации столь масштабных планов необходим более тесный опыт взаимодействия, – акцентирует эксперт. – Важно понять, насколько Исламабад готов своевременно вносить платежи за продукцию РФ».

 

«Взаимодействие с Пакистаном в политической сфере также возможно, хотя серьезных дипломатических прорывов ожидать не стоит. Между нашими странами нет никаких противоречий. Мы можем вместе работать в международных организациях, а также сотрудничать по вопросу Афганистана», – пояснил Макаревич.

 

Иной точки зрения придерживается экономист Иван Лизан. По его словам, присоединение Пакистана не принесет особой практической пользы ни России, ни БРИКС в целом. «Против такого расширения выступит Индия, так как эти страны враждебно относятся друг к другу. Кроме того, Исламабад находится под влиянием Пекина, с которым у Нью-Дели имеются разногласия», – сказал Лизан.

 

«Россия также не получит значительных преимуществ от сотрудничества с Пакистаном. Безусловно, это достаточно крупный рынок, на котором можно продавать нашу нефть. Однако Исламабад хочет очень большую скидку за нее. Даже заявка о вступлении в БРИКС – это очередная попытка получить дешевые энергоресурсы», – подчеркивает он.

 

«Покупать у Пакистана нам тоже нечего. Исламабад продает сельскохозяйственную продукцию, но Россия может взять ее у Ирана или у Индии, если это необходимо. Мы можем сотрудничать по проблеме Афганистана, но у Исламабада сейчас не так много рычагов влияния на Кабул», – отмечает собеседник.

 

«Я также сомневаюсь в том, что Пакистан сможет помочь нам построить независимую от Запада финансовую инфраструктуру. Страна не заменит Индию в качестве партнера. Международная поддержка Ирана и Китая для нас также ценнее. Кроме того, Исламабад политически нестабилен. Таким образом, сотрудничество с ним несет очень много рисков», – акцентирует Лизан.

 

И все же намерения Пакистана присоединиться к БРИКС заслуживают как минимум внимания, считает Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», научный директор клуба «Валдай. «Однако учитывая тот факт, что в объединении уже находится Индия, не думаю, что Исламабаду удастся вступить в организацию по упрощенной программе. Остается только надеяться, что сторонам удастся уладить имеющиеся противоречия», – сказал он.

 

«Не стоит многого ожидать и от потенциального развития экономических связей с Пакистаном. Сейчас эта страна, как и многие, зажата в кольцо американских санкций, и усугублять свое положение это государство совершенно точно не хочет, – отмечает эксперт. – Одно дело – говорить о пагубном влиянии Вашингтона, другое – реально стремиться его разрушить».

 

«Однако придать импульс торговле России с Пакистаном БРИКС может. Мы достаточно успешно поставляем в Пакистан энергоресурсы. В этом плане партнерство даже постепенно развивается, но на большее рассчитывать не стоит. К сожалению, не все в двусторонних отношениях зависит только от наших государств», – уточняет собеседник.

 

«Вне всяких сомнений, Исламабад не против более тесного взаимодействия с Москвой. Это заметно по некоторым политическим высказываниям, которые позволяют себе лидеры данного государства. Конечно, дальше риторики пока ничего не ушло, но все же в текущей ситуации и словесная поддержка стоит достаточно дорого», – подчеркивает политолог.

 

«В целом присоединение Пакистана к БРИКС носит, скорее, положительный характер. Все-таки объединение официально взяло курс на расширение, а прирасти за счет крупной мусульманской державы – это достаточно сильный шаг в плане приобретения политического веса. Россию это, кстати, полностью устраивает. Чем больше в сообществе будет незападных стран, тем лучше», – резюмирует Лукьянов.

 



Комментарии 0

Оставить комментарий